Волонтерство как объект исследований

В рамках программы третьего дня XI Международной летней школы состоялась тематическая сессия, посвященная исследованиям волонтерства.

Волонтерство как объект исследований

©Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ

Открыл обсуждение темы доклад Ольги Боковой, доцента, начальника отдела грантов и проектов Алтайского государственного педагогического университета, в котором она рассказала об исследовании результатов реализации программ волонтерской деятельности и сформулировала рекомендации по их практическому применению в едином воспитательном пространстве: педагогических вузах, школах, учреждениях дополнительного образования.

Ольгой Боковой была апробирована схема междисциплинарного исследования, позволяющая конструировать семантико-смысловое пространство психолого-педагогического концепта «волонтерская деятельность».

Докладчица отметила, что полученные результаты были транслированы в образовательно-воспитательную практику семи регионов Российской федерации (Алтайского края, Красноярского края, Новосибирской области, Омской области, Свердловской области, Томской области, Челябинской области) с использованием инновационных интерактивных методических smart-разработок, основанных на информационном подходе.

©Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ

Татьяна Сиротина, доцент кафедры социальной и молодежной политики Алтайского государственного университета, выступила с докладом «Добровольческие практики в социальной реабилитации детей с ментальной инвалидностью в условиях детского психоневрологического интерната».

Она рассказала о результатах исследования, в котором респондентами выступили больничные клоуны, 2/3 из которых имели опыт работы с детьми с ментальными нарушениями здоровья. Полученные в ходе исследования данные свидетельствуют о необходимости реализации специально разработанных занятий с больничными клоунами по управлению эмоциями, по работе с горем, по особенностям установления контакта и работы с детьми с особенностями психофизического развития в ходе как подготовки, так и дальнейшей супервизии выходов.

Докладчица также подняла вопрос развития резильентности, то есть способности созидать, опираясь на сильные стороны каждого, поиск красоты в человеке и признание ценности этой красоты. А общение с больничным клоуном должно способствовать тому, чтобы выйти за границы обыденного, развивать навыки коммуникативного и социального взаимодействия с другими людьми, а в итоге получить важный результат — ребенок может почувствовать себя нужным.

©Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ

Экология и волонтерство

Три последующих доклада объединяла общая экологическая тематика. Первым выступающим был Антон Хвостов, президент Саратовской региональной общественной организации «Центр социально-правовых и природоохранных инициатив», который рассказал о развитии волонтерской экологической деятельности в регионе (Саратов). Он отметил, что большинство детских экологических организаций Саратова являются государственными, а среди зарегистрированных организаций, в которых состоят взрослые люди, можно отметить 15, основанных на волонтерских началах. Не все они находятся в Саратове, напротив, больше половины расположены на окраинах города и в области. Все организации имеют разную направленность, некоторые занимаются исключительно заботой о животных, некоторые стремятся к сохранению природы в целом. Несмотря на определенные трудности и на то, что некоторые организации закрылись, в целом сферу экологического волонтерства в Саратове стоит считать перспективной и развивающейся.

©Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ

Следующий доклад, посвященный истории такого течения, как экологическое гражданство, был представлен Марией Гридневой, стажером-исследователем Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ. Докладчик рассказал об особенностях употребления термина «экологическое гражданство» и о его связи с понятием развития. В докладе было отмечено, что идеи экологического гражданства независимо и параллельно развивались на западе, образовав американо-европейское направление, и на востоке, дав начало русско-китайскому направлению. Докладчица перечислила виднейших теоретиков обоих направлений и рассказала, каким образом они развивались и на каком этапе развития находятся сейчас. Так, развитие американо-европейского направления привело к созданию международной организации ENEC (European Network for Environmental Citizenship), а русско-китайского к внесению построения экологической цивилизации в пятилетний план в КНР.

©Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ

Борис Кнорре, старший научный сотрудник Центра, доцент Школы философии и культурологии Факультета гуманитарных наук, и Анна Мурашова, стажер-исследователь Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ, представили доклад на тему «Экологическое волонтерство и активизм в контексте православного мировоззрения». Они презентовали в рамках школы результаты своего исследования, посвященного вопросам реализации экологических инициатив православными верующими и проблемам организации волонтерского движения в рамках этого направления деятельности Русской православной церкви.

Рассмотрев примеры экологической деятельности в Русской православной церкви, докладчики пришли к выводу, что природоохранная повестка является второстепенной или даже враждебной в системе координат православных волонтеров и активистов. При этом примеры обеспокоенности экологическими проблемами действительно есть.

Так, член Синодальной комиссии по биоэтике, настоятель храма мч. Уара в Вёшках Московской митрополии протоиерей Олег Мумриков высказывается о христианских предпосылках заботы об окружающей среде, развивает природоохранную деятельность в экологическом центре при Уаровском приходе и ведет епархиальный информационный портал «Экологическая работа Русской Православной Церкви». Протоиерей Алексий Крылов, настоятель храма Рождества св. Иоанна Предтечи — Чесменской церкви в Санкт-Петербурге, также организовавший экоцентр при приходе, считает, что Русская православная церковь может создать крупную экологическую сеть. Предпосылки к этому можно найти в декларативных документах РПЦ: Основах социальной концепции (2000), Позиции по актуальным вопросам экологии (2013), Методических рекомендация об участии Русской Православной Церкви в природоохранной деятельности (2015). Кроме того, в 2014 году при Отделе по взаимоотношениям церкви и общества была создана Церковно-общественная природоохранная организация, в совет которой вошли представители органов власти и экспертного сообщества. Исходя из такого повышенного внимания к этому вопросу на официальном уровне, может показаться, что проблемы экологии для РПЦ имеют важнейшее значение.

Такое впечатление создавалось, однако, необходимо посмотреть на декларации и церковные инициативы в области экологии, предпринимавшиеся время от времени на протяжении постсоветского периода. В частности, важный импульс им был дан в 1991 году, когда делегация Русской православной церкви приняла участие в соборе православных Поместных церквей на Крите, посвященном экологическим проблемам. Однако больше подобных международных обсуждений не состоялось.

©Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ

В качестве важной вехи экологической деятельности докладчики указали на создание Экологического факультета Российского православного университета во им св. Апостола Иоанна Богослова, созданного в начале 1990-х первым ректором архимандритом Иоанном (Экономцевым), председателем Синодального отдела религиозного образования и катехизации. Однако деятельность данного факультета в 1991–2009 годах, в годы своего расцвета получала критику православной общественности, что уже тогда показало неоднозначное отношение православных консерваторов в экологической деятельности РПЦ, а в последние годы существования факультет потерял былой преподавательский состав, так и оставшись одним из немногих экологических начинаний в рамках учебных заведений РПЦ.

Другим впечатляющим проектом РПЦ по сохранению природы, по мнению докладчиков, можно было бы назвать инициативы директора Водлозёрского национального парка Олега Червякова, добившегося оформления большого участка природы в этот парк, а впоследствии ставшего священником и некоторое время совмещавшего свое служение с руководством особо охраняемой природной территорией. Он выдвинул идею расширения природоохранной деятельности путем внесения ее в традиционный для русской крестьянской цивилизации православный и культурно-исторический контекст, стараясь возрождать некоторые дореволюционные традиции природопользования, многие из которых, по его мнению, более щадящие по отношению к природе. Однако в итоге доминирующей для него стала именно церковно-приходская и культурно-историческая деятельность.  Как-либо существенно на состоянии экологии Национального парка она не отразилась.

Священнослужители, готовые последовательно отстаивать свою позицию по вопросам окружающей среды, подобно светским экологическим активистам, — редкость, потому что эта последовательная позиция может приводить к прямым конфликтам с бизнес-структурами и местной властью, что епархиальные власти, то есть церковное начальство, как правило, не одобряет. Один из немногих примеров — протоиерей Сергий Суранов, объединивший жителей села Детчино Калужской области в протестах против строительства мусороперерабатывающего завода, состоявшихся в 2013–2014 гг. протоиерей Игорь Тарасов, выступивший против полигона твёрдых бытовых отходов в Московской области в 2016 и 2017 гг (ныне запрещен в служении).

К сожалению, чаще встречается равнодушная, недоверчивая, а иногда и даже враждебная позиция православных к экологической повестке. Это обусловлено, прежде всего, представлением о греховности человеческой природы как корне всех проблем, в том числе и экологического кризиса. То есть до тех пор, пока человечество пребывает в духовном кризисе, экологические проблемы не решить. Таким образом, получается неразрешимый узел: духовный кризис, для православной точки зрения, - нечто перманентное, его реальное преодоление, по сути, мыслится не в нынешнем мире, а в мире «будущего века», так как, согласно аскетическому представлению, популярному в православной традиции, человеку на индивидуальном уровне приходится бороться с грехом до конца своей жизни. Таким образом, перспективы разрешения экологического кризиса ограничены возможностями разрешения кризиса духовного, который полностью может быть преодолен лишь в эсхатологической перспективе.

С другой стороны, нельзя не признать, что тревога духовное состояние человека, за судьбы мира, характерная для многих православных верующих, в особенности, недавно пришедших к церкви, нередко экстраполируется и на состояние природы, на экологические проблемы. Однако последние в глазах верующих не соразмерны по своему значению духовному кризису. Поэтому экологическая тревога, как правило, не получает надлежащей поддержки со стороны церковного руководства. Кроме того, успокаивающим фактором выступает убеждение, высказываемое неоднократно в литературе об отношении православия к экологии, о том, что православие уже включает в себя традицию экологического поведения, которая зародилась с первых веков христианства, и это традиция аскетизма. Декларируется, что поскольку природа — творение Божие, то потребительское отношение к ней — это грех. Чтобы преодолеть грех, христианину необходимо в первую очередь работать над чистотой души, и экологические проблемы так или иначе вторичны.

Противоречивое отношение православных верующих к экологии, по словам докладчиков, обуславливается также распространенным в среде православных консерваторов неприятием православными глобальной экологической повестки, и как следствие, целей устойчивого развития. Тут высказывается мнение, что требование соблюдения международных конвенций — это одна из форм завуалированного стремления западных стран сохранить или усилить экономическое превосходство над развивающимися или незападными странами, а то и ослабить их, в том числе и ослабить Россию, так как Россия — один из главных в мире поставщиков нефти. Кроме того, экология может восприниматься как «конкурент» православному мировоззрению, интерпретироваться как поклонение твари и отказ от стремления к Царству Небесному, которое не от мира сего. В целом для православной позиции оказывается чужд протест ряда экологических международных школ против антропоцентристского мировоззрения.

Православные общественные группы почти всегда организационно связаны с каким-либо приходом, священником или — наиболее крупные — с епархией и архиереем. Эта институциональная привязка может рассматриваться как поддерживающий фактор. Однако иерархичность, необходимость получать благословение на свои действия может приводить к перекладыванию ответственности с участников таких групп на ее руководителей, ослаблению горизонтальных связей, бюрократизации деятельности. В итоге развитие таких групп может идти не настолько быстро, насколько развитие аналогичных нецерковных движений. С другой стороны, общие мировоззренческие основания экологического волонтерства и активизма могут способствовать прочности церковных групп.

Какие из названных факторов влияют в большей степени, а какие в меньшей, каковы проблемы православных экологических групп на самом деле — эти вопросы остаются сегодня открытыми, — резюмировали докладчики в конце своего выступления.

Модератор сессии Наталья Иванова отметила, что волонтерство как социокультурный феномен имеет сложную многогранную и многоуровневую структуру, что подтверждают и выступления докладчиков, а интерес к исследованиям волонтерских практик только возрастает. 

©Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ